Свердловское время
20:20
Вторник, 20 Октября
Курсы валют
сегоднязавтра
91.30 91.31
77.96 77.92
Котировки
РТС 1141.44 11.18
ММВБ 2807.49 21.5
Brent 42.5 0.47

Николай Воробьев – легенда серовской милиции

08:4802.10.2020 475
20 августа – день памяти Николая Васильевича Воробьева, который долгие годы работал в спецкомендатуре № 33 Серовского ОВД, где содержались условно освобожденные лица, отбывающие наказание за различные преступления. Воробьева не стало в феврале 2009 года. При жизни он успел написать рассказы своих будней, основанные на реальных событиях криминальных происшествий, раскрытых им совместно с коллегами – сотрудниками Серовской милиции. В распоряжение редакции «ВК- Медиа» попал сборник рассказов, напечатанных на машинке, о реально совершенных преступных деяниях, в Серовском районе и соседних городах Северного куста, куда он выезжал для раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений. Машинописный сборник принесла в редакцию Наталья Борисенко, жительница Карпинска. Женщина 16 лет дружила с Николаем Васильевичем и его семьей, он лично подарил ей его со словами: «Может быть, вы меня когда-нибудь вспомните добрым словом». Наталья Станиславовна считает, что рассказы достойны того, чтобы их напечатали и читали. – Возможно, после прочтения, кто-то даже узнает себя в них, ведь все они основаны на реальных событиях. Я хочу отдать дань памяти Николаю Васильевичу. Знаете, есть «Бессмертный полк», а это – бессмертный человек. Он был безупречен. При его погонах и при его должности мог бы жить во дворце, но это не про него! Честность, справедливость, достоинство – это его пожизненный девиз!  С Николаем Васильевичем Наталья познакомилась в 1993 году. Их дружба длилась 16 лет, женщина была на похоронах уважаемого человека и то количество людей, которое там было, также произвело на нее неизгладимое впечатление. – Не видела столько людей на похоронах, – вспоминает она. – И все вспоминали о нем только с благодарностью! Все сослуживцы о нем отзывались с уважением. Он был простым человеком. После смерти Николая Васильевича семья Натальи поддерживала связь с сыном и внучкой Воробьева, но потом связь потерялась. Сборник рассказов, который она получила в подарок, долгое время не давал ей покоя. Женщина считает, что в рассказах Воробьева, где описаны криминальные будни Серовской милиции, много интересного и поучительного, а самое главное - они могут и должны стать примером для молодого поколения сотрудников полиции. – Нельзя, чтобы эти рассказы остались лежать в столе, – говорит она. – Я уверена, что Николая Васильевича в Серове помнят и уважают многие. Теперь пусть и рассказы его знают...  В полиции Серова Николая Васильевича помнят и сегодня. Службе в правоохранительных органах он посвятил 23 с половиной года. В ОВД Серова Николай Васильевич был принят на службу по рекомендации парторганизации паровозного депо Меткомбината 29 июля 1969 года на должность участкового инспектора. 5 ноября 1969 года ему было присвоено специальное офицерское звание старший лейтенант милиции. Спустя год, в декабре 1970 года, Николай Васильевич становится инспектором уголовного розыска. – Для многих молодых людей того времени работа в УГРО казалась романтикой, воображение подстегивали выходящие один за другим фильмы о работе советской милиции. До конца многие не представляли, какой это труд – работа под названием «Дни и ночи». Для Николая Васильевича служба в уголовном розыске стала ключевой в его трудовой милицейской деятельности. Ей он посвятил долгих 12 лет. В эти годы Николай Васильевич работал в разных должностях УГРО: был старшим инспектором УР, заместителем начальника уголовного розыска, а в 1979 году возглавил работу непростого подразделения, будучи уже в звании капитана милиции, – рассказали в полиции Серова. В январе 1980 года Николай Васильевич открыл для себя новую страницу оперской милицейской жизни, поступив на службу в созданный тогда в Серове приемник- распределитель на должность старшего инспектора отдела уголовного розыска данного подразделения. А через два года, в январе 1982 года, умный грамотный сотрудник был назначен заместителем начальника приемника. Завершил свой путь в погонах Николай Васильевич в звании майора милиции 3 апреля 1993 года, будучи к тому времени уже начальником спецкомендатуры, отдав и этой нелегкой работе более 10 лет. Многие коллеги, ветераны милиции вспоминают его, как добрейшего, отзывчивого человека. Истинным увлечением уважаемого ветерана МВД, к сожалению, ушедшего из жизни в 2009 году, было сочинительство. Остались рассказы- воспоминания ветерана о милицейских буднях, раскрытых преступлениях, совместной работе с коллегами из различных силовых ведомств. Мы рады представить вашему вниманию серию его рассказов. Начнем с рассказа о двух преступлениях, совершенных в деревне Порос и раскрытых Николаем Васильевичем. «Случай в сельском клубе» В Серовском районе есть Сельский Совет, который находится в поселке Восточный, что в 150 км от Серова. В этом Сельском Совете имеется деревня Порос Озеро, жители которой занимаются сбором живицы, заготовкой древесины и сбором ягод, грибов. В деревне отмечали праздник, День леса. По случаю праздника в сельском клубе было торжественное собрание, где награждали лучших производственников, а после этого были организованы танцы. Как водится на Руси, где большое скопление молодежи, там обязательно будут стычки, а если сказать по-простому - драки. Вот и на этот раз между Сергеем К. и Владимиром П. произошла драка, в ходе которой П. сильно избил К. Дерущихся разняли, молодых людей удалили из клуба, чтобы они не беспокоили отдыхающих и проводящих гулянье граждан. Танцы закончились за полночь и все разошлись. На второй день вздымщики пошли на работу, на свои делянки, и вдруг по дороге, у забора, на дощатом трапе, обнаружили тело Сергея К., который был мертв. О находке они сообщили администрации деревни, те вызвали милицию. На место преступления выехал старший инспектор уголовного розыска Мережко Павел Павлович, следователь прокуратуры и судмедэксперт. В этой же деревне труп был вскрыт экспертом, который констатировал, что смерть К. наступила около двух часов ночи, от нанесенных ему побоев по телу и голове. По подозрению в убийстве был задержан П., его перевезли в город Серов, где водворили в камеру предварительного задержания. При допросе он пояснил, что действительно они с К. подрались. Драка произошла из-за девчонки, которую Сергей обозвал нехорошими словами, якобы она гуленая и отдается всем, кто ее хорошо попросит. «Я дружил с этой девушкой и попросил Сергея, чтобы он извинился перед ней, – отметил задержанный,  -  Сергей отказался это сделать, тогда я нанес ему удар кулаком в грудь. Он упал, после чего я начал его пинать в различные части тела. Я его забил бы до смерти, если бы меня не оттащили от него. Я видел, что Сергей встал и пошел в сторону своего дома. Как он оказался у забора убитым, я не знаю». Дальнейшая оперативная работа положительных результатов не дала. На тридцатые сутки его задержания я попросил конвой, чтобы привели задержанного ко мне в кабинет. Владимира доставили, я предложил ему присесть, после того, как он присел, разрешил закурить. Беседа у нас с ним была долгая, он рассказал мне все о своей жизни, как он дружил с девушкой Зоей, и что произошло у них с убитым К. Я его в этом поддержал и сказал: «Я тоже бы заступился за свою девчонку и сделал это». Владимир посмотрел на меня и сказал, что это он убил Сергея. Я спросил его, расскажет ли он об этом следователю сам, как рассказал мне? Он ответил: «Расскажу все, как было». П. доставили в кабинет к начальнику следственного отделения Михаилу Ивановичу Ратникову, где он подробно допросил П. о совершенном им убийстве. П. был осужден и отбывал срок наказания в тюрьме Свердловска. Но на этом история не заканчивается. Прошло около года, меня снова судьба закинула в эту деревню, где было совершено дерзкое убийство - обнаружен труп парня, у которого была отрезана голова. Работая по раскрытию этого особо тяжкого преступления, мне вдруг один житель деревни сообщает, что истинный убийца Сергея К. на самом деле находится на свободе и гуляет по деревне. Я поинтересовался, как это может быть, ведь его убил П., и он в этом сознался, отбывает срок. На это житель мне ответил, что Владимир сам себя оговорил. На самом деле его убил Николай К., который ему сам про это говорил. «Та девушка, которую опозорил потерпевший, это моя сестра», - ответил он. А получилось все так: «Когда П. оттащили от К., тот встал и пошел по дощатому трапу, вдоль забора, домой. Николай К., также отдыхающий на гулянье, решил ему за отомстить. С этой целью он догнал К. и ударил его доской по голове. Добил уже лежащего, в таком положении и оставил». «Выходит так, что мы задержали и привлекли к уголовной ответственности невиновного человека?!»  - подумал я. Я задержал Николая К. и доставил его в Восточный поселковый отдел милиции, где допросил. К. во всем признался и все мне рассказал, что произошло. Тогда возобновили дело об убийстве К., и дело П. было пересмотрено в городском суде, Статья об убийстве была ликвидирована, а осталась статья 206 УК РСФСР - злостное хулиганство в общественном месте. Вскоре П. был освобожден из мест лишения свободы. Виноват в этом сам П., что взял на себя убийство К. Как он потом рассказывал, он думал, что именно он убил К., ведь он его сильно пинал ногами, а когда того нашли мертвым, то он решил, что он его убил. По делу же, по которому я был направлен тогда в деревню в командировку, где обнаружили парня без головы, был задержан местный житель Д. Он рассказал, что приревновал свою девушку к В. и на этой почве решил с ним рассчитаться. «Я встретил его и предложил выпить. Взял водки и мы с В. зашли к нему в квартиру, где он жил один. После выпитой бутылки (а я, когда мы пили, подливал ему больше в стакан, чем себе) он захмелел и лег на койку. Быстро заснул. Я в это время подошел и ножом перерезал ему горло. Немного подождал, когда сойдет кровь, после чего отрезал от туловища голову и бросил ее под койку, а сам забрал нож и ушел домой. Время было позднее, когда я шел домой, меня никто не видел. Придя домой, я обо всем рассказал матери и брату, рассказал, что я сделал с В. и попросил их спрятать нож и выстирать окровавленную одежду. Брат спрятал нож, куда я не видел, а мать, плача, постирала одежду. У меня есть сестра, которая живет недалеко от нас, она о совершенном мною преступлении ничего не знает», -  пояснил задержанный. В Серов тогда доставляли мать и брата, которые в ходе допроса упрямо все отрицали, говоря при этом, что он их оговаривает, с какой целью – они не знают, возможно, его заставляет милиция. Было принято решение провести очную ставку задержанного с его матерью и братом. Представьте себе: кабинет, по одну сторону мать с несовершеннолетним сыном, а по другую – ее взрослый сын. Если посмотреть со стороны, то они смотрелись, как посторонние, чужие люди. Сидели молча, не встречаясь взглядами. Задержанному Д. первому был задан вопрос, на который он ответил, как пояснил на допросе ранее. Мать от заданного вопроса вздрогнула, нервно поправила платок и подняла печальные глаза. Хотела что-то ответить, но ее перебил сын, после чего она сказала: «Я не верю, что это убийство совершил мой сын, он сам себя оговаривает». Очная ставка не дала положительных результатов, так как мать и сын не признались в том, что они знали о совершенном преступлении, которое совершил их родственник. После я пригласил к себе в кабинет брата и стал с ним разговаривать. При разговоре вошла женщина, как потом было установлено, это была старшая сестра братьев. Я при ней сказал, что принято решение о задержании ее брата и матери за укрывательство преступления, совершенного их родственником. Сестра заплакала и попросила меня, чтобы я разрешил ей переговорить с братом и убедить его, чтобы он рассказал правду, а если их задержат, то, что она будет делать со своими двумя детьми. Весь этот разговор слышал Саша «Казак», ранее неоднократно судимый, особо опасный рецидивист. Он попросил меня, чтобы я вышел и оставил их вдвоем с парнем, братом Д. Я вышел из кабинета и встал около двери. Минут через пять Саша открыл дверь и попросил, чтобы я вошел, при этом говорил, что, мол, парень хороший, он все расскажет. Тут же вошла сестра со слезами и стала его просить, чтобы он рассказал правду. Брат посмотрел на сестру и тоже заплакал и начал говорить о том, что им рассказал брат, когда пришел домой. Далее, в ходе осмотра дома, был обнаружен нож, при помощи которого мужчина совершил преступление. После всего этого я поинтересовался у Саши «Казака», что он сказал ему, если он согласился все рассказать? На это Саша мне ответил: «Я ему рассказал о прелестях лагерной жизни, если он не скажет правду». Как только сын все рассказал, мать тоже это подтвердила. Их с младшим сыном отпустили. На суде они выступали как свидетели по делу своего родственника.  “Убийство рабочего на заводе” Мы собирались идти домой на отдых, как из дежурной части позвонил дежурный по отделу милиции и сообщил, что звонили с Металлургического завода имени А.К. Серова из калибровочного цеха и сообщили, что у них убит рабочий в бытовых комнатах. Была создана оперативная группа во главе с заместителем прокурора города Серова - Сазоновым Михаилом Александровичем, также в группу вошли: Баранов В.А., Никитин Н.М., Устюжанин Г.А., Наумов Ю.И., Пинчук А.Ф., Выродов А.Ф. и другие работники милиции. На место преступления выехал Сазонов, судмедэксперт Брюзгин и группа работников милиции. Было осмотрено место преступления. Это бытовое помещение, где переодевались рабочие, придя на работу. Убитый рабочий – М. – лежал в проходе между шкафами, был он весь в крови. После того, как провели осмотр места преступления, мы все собрались в конторе калибровочного цеха, куда подъехала остальная группа. Наметили план неотложных мероприятий. Были выдвинуты несколько версий совершенного убийства: 1. Убил М. кто-то из рабочих калибровочного цеха. 2. Убийство совершило лицо из знакомых М. 3. Убийство совершено людьми, неработающими на заводе, а нелегально проникшими на его территорию. По всем версиям мы стали работать одновременно. Были подняты и вызваны на рабочие места лица, занимающиеся кадрами, чтобы установить, где в настоящее время находятся их рабочие, кто отсутствует – имеется в виду, в отпусках, на больничных листах, в командировках и по другим причинам. Одна группа опрашивала рабочих, которые работали в ту смену, - может, кто-то из них видел что-то подозрительное. Другая группа работала с рабочими, которые сменились и ушли домой на отдых. Работали и по месту проживания М. Устанавливали его связи, с кем он дружил и чем занимался в свободное от работы время. Одним словом, работали группы интенсивно, привлекали и другие службы к раскрытию данного преступления. Опрашивая рабочих, один из них пояснил, что у них в бытовках часто пропадают вещи из шкафчиков и идет разговор среди рабочих, что это могут совершать ребята со Старого поселка, их часто видят в заводе, где они болтаются. Работая дальше с рабочими и опрашивая их, выяснили, что в этот день банщица выгоняла каких-то ребят из бытовок. Через отдел кадров была установлена женщина, и к ней мы выехали по адресу. Она была дома и готовила ужин. О том, что случилось в цехе, она ничего не знала, да она и не могла знать, так как их смена сменилась и ушла домой отдыхать. В разговоре мы спросили, кого из ребят она в этот день выгоняла из бытовок? Женщина сказала: «Это были двое ребят со Старого поселка». Мы спросили, знает ли она их или нет, на что она ответила, что в лицо их знает, так как они не в первый раз заходили в бытовку, а как их зовут и их фамилий она не знает. Она была приглашена в милицию, где ей предъявили альбом с фотографиями. Все лица, которые проходили по каким-либо причинам: кражам, хулиганству, домашних дебоширов и так далее - фотографировались и их снимки хранились в альбомах. Это- то и помогало установить виновника, совершившего преступление. Женщина указала на одну из фотографий, именно это лицо она видела в тот злополучный день в бытовках и выгнала его. Это был Виктор Р. Группа оперативных работников выехала по его месту жительства, он проживал в Старом поселке. Р. находился дома со своим другом. Им было предложено проехать с нами в отдел милиции, где с ними произвели опознание. В кабинет были приглашены молодые парни, среди них ставили подозреваемого, заводили женщину, и она опознавала знакомого ей человека, которого выгнала тогда из бытовок. Когда вошла женщина, то она сразу показала на Р., при этом сказала: «Его я выгоняла из бытовок, и не раз». Такую же процедуру провели и с его другом Сашей А. В дальнейшем с ними работали оперативные работники. Долго они не признавались, всячески пытались уйти от ответственности. Но под весом улик те дали показания. Задержанный А. пояснил, что он был дома и занимался компьютером. В это время к нему пришел Р. и предложил сходить в завод и походить по цехам, а также «пообследовать» содержимое шкафчиков в бытовках, так как порой рабочие оставляют деньги в одежде. «До этого мы ходили уже в бытовку калибровочного цеха, насобирали немного денег, и все прошло удачно. Мы ходили и еще не раз, правда, денег не нашли, но забрали кое-какие вещи. На этот раз мы пришли в бытовку, но нас заметила женщина и выгнала. Правда, от своего мы не отступились,  подождали, когда придет смена и тогда снова решили «пройтись» по шкафчикам. Некоторые рабочие шкафчики не закрывали, а если закрывали, то на маленькие замочки, их легко можно было открыть. В надежде, что смена сменилась, и рабочие покинули бытовку и ушли на свои рабочие места, мы вошли в помещение, нас заметил рабочий и сказал нам: «Опять пришли воровать, вот на этот раз вам не удастся» и направился к выходу, чтобы закрыть дверь. Увидев это, Р. поднял стул и им ударил сзади по голове этого рабочего. Он упал, и у него пошла кровь. Мы выбежали из бытовки, нас никто не видел. Пролезли через забор и вернулись домой. Придя в дом, мы сели за стол, где Р. промолвил: «Будет жить рабочий или нет? А если я его убил?! Что тогда делать? И на всякий случай договорились, что на территории завода в этот день не были, а ходили в кино, – пояснил подозреваемый, - Когда мы сидели, гадали на гуще, то в это время вошли работники милиции и нас забрали. Мы переглянулись друг на друга и поняли, за что нас забрали». Все их показания следователь прокуратуры записала на магнитофонную ленту, после чего вместе с ними сделали выход на место преступления, где они, в присутствии понятых, показали место, где они ударили М. стулом по голове, рассказали об обстоятельствах совершенного деяния. После составления протокола, следователь вынесла постановление об их задержании. Руководство отдела поблагодарило нас за оперативное раскрытие особо тяжкого преступления.  «Мать и отчим – злодеи» В городе Ивдель Свердловской области, пропал 13-летний мальчик – Игорь Ч. Обстоятельства дела таковы: утром ученик пошел в школу и в положенное время не вернулся. Родители попытались искать сами, своими силами, но у них это не получилось. Родители: мать – Лидия Ивановна Ч. и отчим – Иван Петрович Х. Родной отец мальчика погиб при автомобильной катастрофе и мать стала сожительствовать с Х. Отчим к приемному сыну относился недоброжелательно, постоянно им был недоволен, хотя мальчик уважал родителей и во всем их слушался. Был он общителен, весел, учился в школе на «хорошо» и «отлично». Среди своих сверстников пользовался авторитетом, занимался спортом. В этот день, как ему пропасть, он был невнимательным, невеселым и о чем-то все думал. Классный руководитель пыталась узнать у Игоря, что с ним случилось? Или он заболел? Но Игорь молчал. Он был задумчивым и грустным. Родители опросили всех знакомых (родственников у них не было), ребят, с кем учился и дружил, но положительных результатов не получили, только после этого они заявили в милицию. Исследуя все обстоятельства дела, и то, как относился отчим к приемному сыну, было принято решение о задержании родителей мальчишки. Они были задержаны и водворены в КПЗ. При работе по камере положительных результатов получено не было, они оба твердили, что не знают, куда мог их сын деться, до этого дня их сын не вынашивал никаких мыслей, чтобы уйти из дома, да и идти ему было некуда, ведь родных у них не было никого. Вот тогда с Управления УВД меня попросили помочь в этом деле, установить, где мальчик. Я приехал в город Ивдель, где меня встретили и устроили в гостиницу. В отделе милиции я познакомился с собранными материалами, и у меня сложилось впечатление, что исчезновение мальчика – дело рук его родителей. С этой целью я вызвал из камеры на беседу мать Игоря. В беседе с ней я установил, что она сильно любила своего сына, так как он был у нее единственный, и при беседе она все плакала, жалела о том, что вышла замуж за Х. Я поинтересовался, почему она сожалеет об этом? На это она мне ответила, что Х. не любит детей и к ее сыну относился недоброжелательно. После этой беседы я начал понимать, что исчезновение Игоря - его рук дело. В беседе с Х. было установлено, что он давно любил Лидию и когда у нее погиб муж, то предложил ей выйти за него замуж. На его предложение она дала согласие. Жили они хорошо, воспитывали сына Игоря. Относился он к сыну хорошо, хотя был и неродной. Куда он мог деться, он не знал, даже не мог предположить. Мною было принято решение пойти на компромисс, путем которого я хотел вызвать на откровенность и мать и сожителя. Вызвал в кабинет Лидию Ч. и предложил ей рассказать, как все было с исчезновением Игоря. Она повторила свой рассказ, как наизусть. После беседы с Лидией я предложил написать на листе бумаги, что она рассказала всю правду и просила сожителя, чтобы он рассказал тоже всю правду, хотя она мне ничего не рассказала. Не подозревая ничего плохого, Лидия написала, что я попросил, и поставила дату и роспись. После этого я вызвал конвой, чтобы в кабинет доставили Ивана Х. Беседуя с ним, мужчина продолжал поддерживать свои показания, что давал ранее. Я спросил его: «Знает ли он почерк своей жены и ее подпись?» На это он ответил: «Знает хорошо ее почерк и подпись». Тогда я ему предложил прочитать то, что написала его жена. Он взял в руки лист бумаги и начал читать о том, что она рассказала правду и советовала ему тоже это сделать. Он вдруг побледнел и выругался: «Вот … (ред. - сука), а договорились не сознаваться!». Я взял у него лист бумаги, где было написано признание, и предложил Ивану рассказать правду. Иван начал свой рассказ о том, как он любил Лидию многие годы, ведь они учились вместе в школе, ходили на танцевальную площадку. Но в один из дней приехал в командировку ее будущий муж, и она познакомилась с ним. Вскоре они сыграли свадьбу, но он не перестал ее любить. «В один из дней мне сказали, что муж Лидии попал в автокатастрофу и погиб. У меня поднялось настроение. Через некоторое время я предложил пожениться, она дала согласие. Жили хорошо, но недолюбливал ее сына Игоря, он напоминал мне ее мужа. Я несколько раз беседовал с Лидией об Игоре, что он мне мешает, может его отдать куда-нибудь учиться или отдать учиться в интернат, но она не соглашалась, говорила при этом: «Свое родное дитя, при живой матери и отдать куда-то, что мне скажут люди, как я им буду смотреть в глаза?». В один из дней, когда я использовал все свое красноречие на уговоры Лидии отдать куда-нибудь сына, я сказал ей: «Я ухожу от тебя, не могу жить с твоим сыном, он постоянно напоминает твоего мужа». Она заплакала и сказала: «Ну, что ж, делай, что хочешь». Вот я и решил убить его. По дороге к дому, когда идешь из школы, был брошенный сарай, в котором была глубокая яма, как говорили старожилы, раньше там была золотая жила и там работали золотоискатели, а когда золото кончилось, то сарай и яму забросили, и там ничего не было. Вот в этом месте я встретил Игоря и заманил его в сарай. Когда он вошел в сарай, я посмотрел, что в это время на улице, в районе сарая, никого нет, и нас никто не видел, я ударил его палкой по голове, он упал, я подождал, а когда у него не стал прощупываться пульс, сбросил его в эту яму. Яму я завалил хламом. Придя домой, я рассказал Лидии, что сделал. Она заплакала и стала меня просить, чтобы я отвел ее на место, где был убит ребенок. Я ей пообещал сводить, но только ночью. Потом, как я говорил раньше, мы приняли меры к розыску сына. Ночью я повел Лидию к этому сараю, она надеялась на то, что он может быть еще живым и ему требуется помощь, но, увы, он был мертв. Вот тут мы поклялись с Лидой не говорить правды и оставить эту тайну между нами, а она клятвы не сдержала, ее подвело материнское сердце». После признания Х. следователь прокуратуры записал показания сожителя на магнитофонную ленту. После записи осуществили выход на место преступления. На месте преступления, в заброшенном сарае, в присутствии понятых, труп мальчика был извлечен из ямы и направлен в морг. Все эти следственные действия снимались на фотопленку. Только после этих действий я попросил конвойных привести ко мне в кабинет Лидию. Ее доставили ко мне в кабинет, где я ее спросил, чтобы она рассказала правду, но она твердила свое, что не знает, куда ушел ее сын. Мне пришлось показать ей фотографию в момент обнаружения и подъема ее сына из ямы. Она увидела это и начала твердить, что, мол, вот подлец, а клялся, чтобы не рассказывать, что совершили убийство: «Вот и верь мужикам, они, оказываются, хуже баб, сам просил, уговаривал совершить что-нибудь с сыном, а я поверила. Лучше бы было, если бы я отдала его в интернат, я не знала, какой иудой окажется мой сожитель». Мальчика хоронила вся школа. Общественность просила Народный суд, чтобы к матери и отчиму была применена смертная казнь. Суд приговорил: мать - лишить свободы на 10 лет, а отчима - на 15 лет. Так и закончилась эта история о нематеринском сердце.  «Преступная группа» В старом поселке города Серова организовалась группа подростков, в которую входило около десяти человек, возглавлял ее Анатолий К. В эту группу входил и Алексей К. Алексей ходил в школу и был очень способным мальчиком, а когда мать разошлась с отцом, то в семье создалась нездоровая обстановка. Мальчик стал неуправляем. После того, как Анатолий К. уехал из Серова, Алексей возглавил эту группу. Подростки совершали изнасилования, грабежи и кражи, имели место и мелкие хулиганские действия. Из этой группы многие были привлечены к уголовной ответственности, но при допросах они всяческими путями выгораживали «Карпуху» (это прозвище Алексея К.). Однажды он совершил изнасилование, и нам удалось его изобличить, но когда вопрос встал о его задержании, то мы столкнулись с трудностями, данная группа его скрывала от нас. В вечернее время мне позвонил источник и сообщил, что «Карпуха» находится у «Зуба». Я с группой работников выехал по данному адресу, но когда мы вошли в квартиру, там никого не было. Источник находился среди ребят, которые были на данной квартире, и показал мне глазами на подполье. Инспекторы уголовного розыска Сергей Аввакумович Пухатов и Александр Федорович Пинчук по моему указанию подошли к подполью и сказали хозяину, чтобы он открыл его. На это «Зуб» ответил: «Вам нужно, вы и открывайте!». Пухатов приоткрыл западню подполья и сказал: «Кто там находится, вылезайте!». Но последовало молчание, нам пришлось применить спецсредство  «Черемуха» – слезоточивый газ. Как только газ проник в подполье, оттуда пулей выскочил «Карпуха» и сказал: «Что, менты, побоялись так спускаться в подполье, а то бы я вас там угостил!». Действительно, после того, как рассеялся газ, я спустился в подполье и обнаружил там топор. Мы доставили «Карпуху» в милицию, где он был арестован. Серовский Народный суд осудил его на 3,5 года лишения свободы. Однако, совершение преступлений не прекратилось. Из этой группы за изнасилование было привлечено к уголовной ответственности несколько человек, но к ней примыкали новые ребята, которых те вовлекали в совершение преступлений в составе группы. Должных выводов для себя подросток не извлек. После освобождения из мест лишения свободы он повел себя более агрессивно и продолжил совершать изнасилования, но при установлении потерпевших, они отказывались заявлять на него, они боялись реакции группы. Нас насторожило такое безмолвное поведение жертв, чтобы вывести группу на чистую воду,  я прибег к хитрости - рассорил группу, дальнейшее было делом техники – каждого поодиночке привлекли к уголовной ответственности. Однако, после освобождения из мест лишения свободы мы помогали им трудоустроиться, чтобы времени на баловство у них не было. Многие из них женились, обзавелись детьми. Лишь «Карпуху» ничего не сдерживало. Он продолжал совершать преступление за преступлением, за что привлекался к уголовной ответственности. Последним его преступным деянием были занятия рэкетом – собирать дань с граждан, которые торговали возле магазина «Гастроном» на улице Ленина. Участь его была предрешена. В ходе одной пьянки он вновь принялся за старое - изнасиловал женщину. Ее супруг, не вытерпев такого произвола со стороны «Карпухи», отрезал ему голову. На этом в истории этого преступника была поставлена точка. Многие, вспоминая о нем,  говорили - собаке собачья смерть.  «Воспоминания о дежурствах» В данное время идешь по Старому поселку, даже жутко. Большинство казарм сгорели, где были притоны, тех домов уже нет. Старожилы говорят, что в казармах жили бичи и иностранцы. Когда я работал на этой зоне обслуживания, то этот участок был самым трудным, на нем совершалось столько преступлений, сколько их было вместе взятых: в районах и на Сортировке. На обслуживаемой зоне было несколько притонов, где собирались лица сомнительного поведения. В один из дней я проверял притоны и зашел в один. Там я обнаружил человек пять, которые сидели кто на чем. Когда я вошел, они встали. Я поздоровался с ними, и они поприветствовали меня. Спросил их, мол, чего они собрались? Один из них, Колька М., сказал: «Послали Мишку «Кильмета» за фанфуриками в аптеку». Я решил тоже его подождать. «Кильмет» пришел и принес сумку, в которой находились фанфурики. Взяв у него сумку, я решил высыпать содержимое на пол, думая, когда я буду высыпать, то они разобьются. Но не тут-то было, ни один не разбился. Тогда я сказал: «Берите, кто сколько захочет!». Если бы это можно было заснять на видеокамеру! После моих слов они кинулись собирать пузырьки, отталкивая друг друга. Я думал, что они передерутся, но ничего, они собрали фанфурики и успокоились. Я посмотрел, что это за пузырьки и их содержимое, оказалось – это были чесноковые настои для втирания. Я поинтересовался, как они их пьют? На это один из присутствующих достал пузырек, открыл его и у меня на глазах выпил, ни разу не поморщившись. Побыл некоторое время среди них, после чего покинул квартиру. В выходной день я решил проверить, как несут службу народные дружинники. В этот день ответственным дежурным за ними был второй секретарь горкома партии Иван Федорович Гузев. Гузев посмотрел на меня и спросил, почему я без формы?! Я ему ответил, что форму я ношу только по праздникам. Он мне предложил, чтобы я его провез по злачным местам. Мы сели в машину, и я с ним и дружинниками направились в Старый поселок. Зашли на одну квартиру, перед нами предстала следующая картина: на кровати лежит обнаженная женщина и с нею мужчина, тоже, в чем мать родила, за койкой, на полу, та же картина. Увидев это, Иван Федорович, извините за выражение, заплевался и сказал: «Всех в машину и в вытрезвитель». Все были пьяны. Одна женщина закричала и сказала, что они будут жаловаться в горком партии, на что им Гузев ответил: «Жалуйтесь, жалуйтесь!». По дороге в дружину мне Иван Федорович сказал: «Неужели у нас это творится?». Я ему ответил, мол, сами видели все, но еще и похлеще бывает, где происходит групповое сношение. Тогда он мне говорит: «А почему до этого меня никто не возил по таким притонам, а катали по улице Ленина и другим местам, где был порядок?». На это я ему ответил, что я всегда проверяющим предлагаю посещать злачные места, но они туда едут без желания, а нам приходится работать с этой категорией лиц. Через некоторое время я предложил Ивану Федоровичу еще раз съездить по данному адресу. Он мне убедительно сказал: «Ведь мы там сделали такую работу, там никого нет». Приехав снова по данному адресу, к удивлению Гузева там повторилась та же картина. Вновь забрали группу пьяных и отправили в местный вытрезвитель. Вот такие нравы. После этого Гузев на каждом совещании говорил об этом, что нужно посещать злачные места и извлекать оттуда нарушителей, а не кататься по освещенным улицам. В разговоре с Иваном Федоровичем я ему сказал: «Вы отвечаете за идеологическую работу, вот вам идеология наяву».   SMM- редактор «ВК- Медиа» Дина Сударева при содействии МО МВД России «Серовский»
Понравилось? Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

*#####* ##* *##* *#######* ##* *###* ###***### ##* *####* ##* *## *###* ##* *#####* ##* *## *#####* ##* *######* ###**#### ###*### ##* ##* *####*##* *######## ##* *## ##* ##* ####**##* *######* ##*#### ##* ##* *########* *### ##*#### ##* ***##**** *########* *##* ##***## *##* ######### *##* *###* ##* *## *###* ######### ##* *### ###*### ###* ##* ##* ###* *###### ##* ##* ##* *## *##### ##* ##*
Также по теме: